Московский Кредитный Банк
О Банке
Частным лицам
Бизнесу
Финансовым организациям
Инвесторам и акционерам
Инвестиционный бизнес

круглосуточно

+7 495 777-4-888

круглосуточно

8 (800) 100-4-888

звонок по России бесплатный

для обращений и претензий

Пресса о банке

«Расчеты и операционная работа в коммерческом банке» (№10, 01 октября 2003 года). «Финансирование инвестиционных проектов и программ российских предприятий»

01.10.2003

В 2001 году Московский кредитный банк первым после финансового кризиса 1998 г. в России организовал привлечение долгосрочного кредита Commerzbank AG под гарантии HERMES по принципиально новой схеме - с уступкой прав требования*. Как отметил в интервью корреспонденту журнала член правления МКБ Андрей Иванов, опыт удался. Сделка имела значение своего рода прорыва после упомянутого кризиса и просигнализировала о том, что иностранные партнеры начинают доверять российским банкам.

Как в последующем развивалась ситуация с организацией долгосрочного финансирования для российских предприятий?

В последующем, а именно в период 2001 - 2002 годов нам удалось осуществить еще несколько аналогичных сделок, которые позволили российским предприятиям закупить современное высокопроизводительное оборудование и выпускать очень нужную для страны продукцию, соответствующую принятым в мире стандартам. В настоящее время в нашем портфеле на рассмотрении находятся еще несколько перспективных проектов. По пяти из них мы планируем завершить структурирование до конца года.

В 2002 г. МКБ заключил рамочное соглашение с консорциумом немецких банков АКА (Ausfuhrkredit-Gesellschaft mbH), предусматривающее долгосрочное кредитование поставок оборудования и услуг в Россию. Соглашение является «безлимитным»: стороны, заключившие его, решили не ограничивать общий объем кредитования, которое может быть осуществлено через МКБ. В рамках этого соглашения с консорциумом АКА, который занимается кредитованием немецкого экспорта, также будет структурировано несколько сделок.

*См. «Расчеты и операционная работа в коммерческом банке», № 10, 2001. С. 48 - 51.

Что характерно прежде всего для структуры сделок, о которых идет речь?

Если говорить о структурных особенностях сделок, то они в общем имеют многие сходные черты. Стержень всех сделок - это специализированная схема финансирования, которая была адаптирована к российскому законодательству и согласована с немецкими партнерами. Она сводится к тому, что в целях минимизации рисков реализуется уступка прав требования по внутреннему российскому кредиту. Это позволяет нам не накладывать на российского заемщика двойное обязательство, которое могло бы возникнуть, если бы заключался договор поручительства, подписываемый импортером: с одной стороны, по внутрироссийскому кредиту перед российским банком; с другой стороны, по обязательствам предприятия как поручителя по кредиту перед немецким банком.

Принятая нами юридическая конструкция, основанная на уступке прав требования, была согласована с Банком России и полностью отвечает как интересам наших клиентов, так и, естественно, интересам наших партнеров на Западе.

По поводу выгодности сделок для наших предприятий. Можно эту выгоду конкретизировать?

Конечно. Главная выгода таких сделок для российских предприятий состоит в следующем. Первое. Предприятие получает новейшие средства производства и осуществляет модернизацию своих основных фондов. Второе. Оно получает эти средства производства (машины, оборудование, станки, технологические линии) не за свои оборотные средства, а на заемные средства, как это и делается во всем цивилизованном мире. Третье, данные заемные средства имеют достаточно длинные сроки: мы выдаем кредиты по названным программам на срок от 2 до 8,5 лет. В результате предприятие может спокойно функционировать в обычном режиме, монтировать приобретенное оборудование, производить продукцию, реализовывать ее и за счет реализации продукции рассчитываться по кредитам. Четвертое, эти кредиты в сравнении с российскими кредитами существенно более дешевые. В настоящий момент конечная ставка для российского заемщика в нашем банке по названным кредитам не превышает 10% годовых. И пятое, данный кредит предполагает льготный период для российского заемщика, который длится 6 месяцев после поставки оборудования. На деле это означает следующее. Предприятие получило оборудование, смонтировало его, 6 месяцев уже работает, а погашает только проценты. Погашение основного долга начинается только через 6 месяцев. Причем погашение может осуществляться равными, последовательными полугодовыми траншами, что позволяет предприятию также не напрягать свои финансы.

В случае закупок комплектного оборудования 6-ти месячный льготный период может исчисляться с даты запуска оборудования.

Когда шла речь о первой сделке, мы говорили о московском предприятии «Спецстройбетон ЖБИ №17». Можно назвать еще какие-то предприятия в числе последующих сделок?

Мы, например, прокредитовали закупку специализированного торгового оборудования для крупного российского торгового предприятия «Spar», обладающего большой сетью магазинов и торговых площадок, как в Москве, так и в других регионах страны.

Далее. Нами прокредитовано несколько весьма крупных сельскохозяйственных предприятий, в том числе агрохолдинг «Черноземье» в Липецкой области, который занимается производством сахарной свеклы и товарного сахара.

Сейчас, повторяю, мы работаем над структурированием еще нескольких тоже очень интересных сделок. Надеюсь, что в течение осени завершим эту работу и проинформируем о ней общественность.

Но вернемся к той уникальной схеме финансирования, адаптированной к российским условиям, которую в 2001 г. МКБ разработал совместно с Commerzbank и HERMES. Речь шла об альтернативном способе обеспечения солидарной ответственности конечного российского заемщика по кредиту немецкого банка, а именно об уступке прав требования по российскому кредиту. Как на практике проявила себя эта юридическая конструкция?

На практике данная конструкция, приемлемая для всех участвующих сторон, предоставляет целый ряд преимуществ для российских предприятий. Самое главное, повторяю, когда осуществляется уступка прав требований, российское предприятие-заемщик не несет двойную финансовую ответственность, как это происходило бы при подписании договора поручительства.

Данная схема на практике используется еще кем-то?

Да, насколько нам известно, эта схема используется также и другими российскими банками. И, думаю, будет использоваться до тех пор, пока с немецкой стороны выдвигается требование о включении конечного российского заемщика в круг ответственности по кредиту. Мы исходим из того, что это нормальная, вменяемая, цивилизованная схема.

Кто первооткрыватель этой схемы?

Первую сделку после кризиса 1998 г. по такой схеме у нас в России заключил именно Московский Кредитный Банк. Мы вместе с нашими собственными юристами, с консультантами, которых мы активно привлекали со стороны, а также с нашими партнерами на Западе, в том числе с банками-партнерами, с обществом HERMES, путем долгих переговоров и совместной работы согласовали все детали этой схемы, опробовали ее на практике, и сейчас она с успехом применяется другими банками.

Кто подсказал идею конструкции, основанной на уступке прав требования? На западе такие сделки осуществлялись?

Инструмент уступки прав требований, то есть цессии, стар как римское право. Просто нужно было соответствующим образом адаптировать его на российской почве с учетом новых требований HERMES, возникших после российского финансового кризиса 1998 г. Мы в МКБ смогли первыми предложить такую более-менее вменяемую концепцию применения этого института для минимизации рисков на российские банки. И она была принята нашими партнерами.

Какие новые варианты структурирования подобных сделок разрабатывались МКБ?

Наша активная работа в посткризисный период с иностранными партнерами, конечно, дала нам очень большой практический опыт. И сейчас мы можем смело сказать, что МКБ предлагает и организовывает комплексную схему финансирования инвестиционных проектов, используя для этого весь спектр имеющихся продуктов в области документарных кредитных операций. Что имеется в виду? Имеется в виду, например, то, что в соответствии с требованиями западных партнеров, в первую очередь HERMES, а также других агентств по страхованию экспортных кредитов, российский покупатель при долгосрочном кредитовании и покупке оборудования должен сделать 15%-ный авансовый платеж. Мы также разработали банковские продукты, которые позволяют кредитовать не только основную часть долга, но и этот 15%-ный авансовый платеж. Иными словами, клиент, приходящий к нам, может получать кредитование как на аванс, так и на основную сумму контракта. Поэтому, на мой взгляд, дальнейшее развитие этого продукта очень интересно и перспективно. Таким образом, клиент при закупке импортного оборудования кредитуется нами фактически полностью. И ему, повторяю, не нужно изымать средства из оборота. Финансовые директора многих предприятий согласятся со мной, что это наиболее выгодное и перспективное направление.

Кроме того, мы можем говорить о том, что теперь возможно кредитование не только покупки самого оборудования, но и запчастей, сырья и материалов, ингредиентов, комплектующих и т.д. Таким образом, клиент, обратившийся к нам за кредитом, получает максимально полное удовлетворение своих потребностей в этой сфере.

В каких сферах экономики Вы собираетесь продолжать свою кредитную деятельность?

В этом отношении у нас практически нет никаких ограничений. Лишь бы российский заемщик был кредитоспособным. Естественно, для того, чтобы убедиться в состоятельности клиента, наш банк проводит оценку заемщика, его ликвидности, его баланса, качества менеджмента, качества залогов, оценку бизнеса, оборотов этого предприятия. В том случае, если клиент получает лимит на кредитном комитете МКБ, он может кредитоваться. При этом не имеет значения, какую отрасль он представляет. Мы готовы кредитовать и торговлю, и сельское хозяйство, и машиностроение, и транспортные предприятия, и компьютерные фирмы, закупающие современное оборудование. Кстати, у нас обслуживаются крупнейшие сети по мобильной связи, которые охотно пользуются этими банковскими продуктами. Словом, в МКБ не устанавливаются какие-либо жесткие отраслевые ограничения. И мы можем предлагать наши продукты, поскольку они являются комплексными, практически всем предприятиям, которые соответствуют нашей кредитной политике.

Как развивается сотрудничество МКБ с зарубежными Агентствами по страхованию экспортных кредитов?

В настоящее время наш банк сотрудничает, кроме HERMES, также с рядом других агентств по страхованию экспортных кредитов. Например, мы включены в состав уполномоченных банков при французском агентстве COFACE. Развиваем наши деловые отношения с агентствами страхования CESCE (Испания), EKN (Швеция), MEHIB (Венгрия), KUKE (Польша), NEXI (Япония), EGAP (Чехия), NSM-Gerling (Голландия) и другими. Так что мы работаем не только над качеством продукта, но и расширяем географическую сферу применения.

В настоящее время наши иностранные партнеры предлагают такой интересный инструмент, как технологию «multisourcing»*, дающую МКБ возможность получения среднесрочных и долгосрочных ресурсов и в других странах, имеющих национального экспортного страховщика. Когда осуществляется поставка из нескольких стран (скажем, часть оборудования идет из Германии, часть - из Голландии, из Австрии, а все они представляют из себя какое-то комплексное производство), то с помощью multisourcing`а можно кредитовать данный продукт, несмотря на то, что поставки идут из разных стран.

*multisourcing (анлг.) - много источников

В декабре 2002 г. МКБ был включен департаментом сельского хозяйства США в число российских банков, допущенных к участию в реализации программ льготного финансирования поставок в Россию продукции сельского хозяйства и оборудования для сельского хозяйства. Я имею в виду программы GSM-102, GSM-103 и FGP.

Не могли бы Вы рассказать об упомянутых программах департамента сельского хозяйства США?

Это тоже весьма интересные инструменты. И, на мой взгляд, очень перспективные. Что имеется в виду? Фактически департамент сельского хозяйства США на основании анализа российских банков, который производился через сельскохозяйственного атташе американского посольства и атташе по экономике, отобрал ряд российских банков для участия в этой программе. На наш банк сейчас открыта кредитная линия в размере около 8 млн. долларов. Благодаря этим средствам клиенты МКБ имеют возможность импортировать из США товары, которые предусмотрены данными программами. Причем товары закупаются на весьма льготных условиях, а именно на условиях отсрочки платежа под гарантии министерства сельского хозяйства США. Наличие таких гарантий позволяет существенно снизить стоимость кредитования для российского заемщика за счет рефинансирования американскими банками обязательств российского банка на льготных условиях. Иными словами, фактически это очень привлекательные и недорогие кредиты, которыми американское министерство сельского хозяйства поддерживает свой национальный экспорт сельскохозяйственных продуктов и оборудования для сельского хозяйства, а значит и своего национального производителя.

FGP - это программа гарантий, предусматривающая кредитование на срок до 3 лет поставок оборудования для транспортировки, хранения и переработки сельскохозяйственной продукции. Кредит предоставляется на 85% общей суммы контракта, а 15% импортер уплачивает авансом из собственных средств. Поставляемое оборудование должно быть американского производства не менее чем на 50% и «должно способствовать экспорту американской сельскохозяйственной продукции». Возможно использование оборудования с компонентами иностранного производства и услуг компаний третьих стран, если их стоимость составляет менее 50% общей суммы контракта.

Речь идет о каких товарах?

По сути, о большинстве товаров сельскохозяйственного производства. В частности, только в списке импортных товаров по программе GSM-102 насчитывается свыше сотни наименований.

Если говорить об особенностях программы GSM-102, то следует отметить, что она предоставляет отсрочки платежа на срок от 90 дней до 2 лет.

Программа GSM-103 носит узко специальный характер и предусматривает кредитование закупок племенных животных и генетического материала на срок от 3 до 7 лет. Правда, после финансового кризиса 1998 года она была закрыта на Россию. Сейчас программа разморожена. И мы надеемся на ее успешную реализацию в самом ближайшем времени.

Россия собирается вступить в ВТО. Вполне понятно, что в связи с этим российским предприятиям нужно уже сейчас готовиться к конкуренции с зарубежным производителем. Целесообразно ли им в процессе этой подготовки рассчитывать на поддержку отечественных банков, в том числе МКБ?

Не только целесообразно, но и просто необходимо. Ведь чтобы выстоять в острой конкуренции с зарубежными производителями, им следует серьезно и своевременно обновить свой машино-технический парк, оснастить его современным высокопроизводительным, эффективным, энергосберегающим оборудованием. И тот, кто опоздает с этим, тот окажется за бортом. Так что, на мой взгляд, нашим производителям нужно заранее подумать об обновлении основного капитала. Возможности для этого пока есть. Мы, в частности, в настоящее время предлагаем предприятиям достаточно льготные ресурсы. Дело в том, что сейчас на Западе очень низка ставка рефинансирования , а мы привлекаем под данные программы именно западные средства. К примеру, ставка рефинансирования в США 1,1%, ставка рефинансирования в Европе - чуть больше 2%. То есть заемные средства сегодня очень выгодны. И есть прямой смысл именно сейчас прибегать к ним для закупки современнейшего технологического оборудования.

Это призыв к производителям. А подготовился ли к вступлению в ВТО ваш банк? Не смущает ли МКБ нынешняя строгость валютного режима? Готов ли он к конкуренции с западными банками?

Строгость валютного режима была оправдана в ситуации финансового кризиса 1998 г. За последние годы были сделаны конкретные шаги на пути либерализации режима. А именно: снижение норматива обязательной продажи экспортной валютной выручки, уведомительный характер проведения валютных операций, связанных с осуществлением прямых инвестиций в страны СНГ на сумму до 10 миллионов долларов США, возможность открытия физическими лицами - резидентами счетов в иностранной валюте в иностранных банках и др.

Я считаю, что ко времени вступления в ВТО набранные темпы либерализации валютного законодательства не только сохранятся, но и возрастут. Предложения на этот счет АРБ и Ассоциации региональных банков «Россия», куда мы входим, лежат на столе у законодателей. Мы эти предложения поддерживаем.

На самом деле излишне жесткий валютный контроль, как препятствие для оттока капитала, показал свою беспомощность, несостоятельность: капитал нельзя удержать, капитал идет туда, где для него наиболее выгодные и благоприятные условия. Не зря говорили древние, что капитал пуглив, как косуля: он идет туда, где ему удобно, где приемлемый инвестиционный климат, где стабильна политическая ситуация, где ему гарантирована нормальная правовая защита, где решения судов исполняются и т.д. По мере того, как в России все это будет укрепляться, будет улучшаться и инвестиционный климат. В этих условиях получит дальнейшее развитие гибкий подход к валютному регулированию вплоть до полной либерализации валютного режима.

Наш банк в целом не видит сложностей в связи с приближающимся вступлением страны в ВТО. Мы готовы к конкуренции с западными банками на нашем поле, потому что лучше многих западных банков знаем российский рынок и российского клиента.

Интервью подготовил Е.Е.Смирнов