Московский Кредитный Банк
О Банке
Частным лицам
Бизнесу
Финансовым организациям
Инвесторам и акционерам
Инвестиционный бизнес

круглосуточно

+7 495 777-4-888

круглосуточно

8 (800) 100-4-888

звонок по России бесплатный

для обращений и претензий

Пресса о банке

"NBJ" №1 ((80) Январь 2011) Московский кредитный банк сменил бизнес-ориентацию

18.01.2011

А. НИКОЛАШИН: Сейчас ипотечный рынок не представляет для нас такого интереса, как раньше, потому что все банки кредитуют под 10%

А. НИКОЛАШИН

В кризис Московский кредитный банк удивлял всех участников рынка агрессивной кредитной политикой, а клиентов радовал высокой доходностью по вкладам. Игра на грани фола оказалась весьма эффективной: буквально за два года банк взлетел на несколько десятков строчек в рейтинге и сейчас занимает уверенные позиции в ТОП-30. О том, как банку удалось избежать рисков и в какие сегменты он планирует двигаться дальше, НБЖ рассказал председатель правления МКБ Александр НИКОЛАШИН.

НБЖ: Балансовая прибыль банка по итогам девяти месяцев 2010 года превысила прибыль за аналогичный период прошлого года на 158%. Как банку удалось заработать достаточно высокую прибыль в то время, когда многие банки с трудом выходят "в ноль"?

А. НИКОЛАШИН: В экономике, как и в природе, действует закон: если где-то убыло, то в другом месте обязательно прибудет. Так и в кризис, одни банки несут убытки, а другие — может быть, и небольшая часть — получают новых клиентов и, соответственно, зарабатывают прибыль.

Работая в банковской сфере, я все время изучаю опыт крупных, динамично развивающихся банков, анализирую их путь развития. Примечательно, что наиболее серьезный скачок в развитии эти банки сделали именно в период кризиса. На примере таких банков я понял, что кризис даст уникальную возможность для роста и развития в будущем. Ключевым моментом в успехе нашего банка было то, что в 2008 году мы сформировали очень сильную команду и внутри нее создали профессиональное подразделение рисков, что позволило нам более качественно анализировать финансовое состояние клиентов и отраслей, в которых они работают. Благодаря этому мы не только не прекратили кредитовать, но и смогли предложить клиентам разные продукты, получить обороты и остатки по расчетным счетам, а также дополнительное ликвидное обеспечение.

Поэтому когда абсолютное большинство банков сворачивали кредитные программы, мы, наоборот, летели в рынок на всех парусах, наши активы выросли на 123% по сравнению с IV кварталом 2008 года. Таким образом, на "противо-ходе" нам удалось вырваться вперед и, тем самым, подтвердить на практике теорию быстрого развития в кризис.

В результате наша клиентская база за прошедшие два года выросла в разы, а просроченная задолженность сегодня одна из самых низких на рынке (около 2%).

НБЖ: Но для того чтобы активно кредитовать, нужны ресурсы?

А. НИКОЛАШИН: В то время как многие банки "сидели" на избыточной ликвидности, наши деньги работали. Акционеры увеличили капитал. Мы активно привлекали депозиты физических лиц, разрабатывали новые продукты, например, предложили долгосрочные вклады с очень привлекательной ставкой. Конечно, вероятность оттока средств физических лиц была, но мы всегда держали "подушку безопасности" в виде высоколиквидных ценных бумаг. К счастью, нам не пришлось ею воспользоваться. Наоборот, динамика прироста вкладов частных лиц восстановилась уже через два-три месяца. Мы также уделили большое внимание работе с корпоративными клиентами, что к концу года привело к существенному приросту депозитов юридических лиц.

Большую роль сыграло и то, что ЦБ вовремя оказал поддержку банковскому сектору.

НБЖ: А какие продукты стали флагманами роста в период кризиса?

А. НИКОЛАШИН: Я не могу выделить какое-то одно направление бизнеса. Мы провели оценку рынка по отраслевому принципу. Посмотрели, какие отрасли лучше всего чувствовали себя на тот момент, и старались работать в этих отраслях. Наверное, единственный продукт, который стал более востребованным, -это ломбардные сделки. Они содержали в себе три пункта, которые и обеспечили нам хорошую прибыль и низкие риски. Во-первых — 50%-ный дисконт от оценочной стоимости заложенной недвижимости (с таким дисконтом даже на упавшем рынке мы могли реализовать актив без убытков), во-вторых — внесудебный порядок реализации предмета залога, и в-третьих — высокая ставка.

На мой взгляд, мы правильно оценили ситуацию. Как известно, многие юридические и физические лица в докризисный период вкладывали деньги в недвижимость. Когда наступил кризис, возникла ситуация: активы есть, а оборотных средств недостаточно, при этом банки требуют полностью погасить задолженность, после чего они рассмотрят возможность дальнейшего кредитования. Мы же, проанализировав финансовое положение компаний и увидев перспективы, давали кредиты под залог таких активов. После того как ситуация в компаниях улучшалась, мы увеличивали лимит кредитования. Очень хорошо в кризис сработали расчетные продукты. В нашем кредитном портфеле много торговых компаний, которые пользуются услугами инкассации МКБ. Мы охотно выдавали им кредит под инкассируемую выручку. Это очень быстрый продукт, который отличает короткий срок кредитования и, соответственно, меньший риск, возможность ежедневно быть в курсе деятельности компании и хорошая доходность.

НБЖ: То есть на волне кризиса вы смогли хорошо подняться. По вашему мнению, сейчас возможности, которые предоставил кризис, уже исчерпаны?

А. НИКОЛАШИН: Я не могу сказать, что мы поднялись просто на волне кризиса. Кризис многим открыл глаза на бизнес. В период роста рынка многие банки действовали по принципу: раз клиент кредитуется в нескольких крупных банках, значит, и мы дадим ему кредит. Адекватная оценка финансовой устойчивости заемщика зачастую не проводилась. Стоит признать, что увидеть реальную картину финансового состояния предприятия банк не всегда мог, так как существует множество способов ее приукрасить. Мы же оказались в более выигрышном положении, потому что у нас было создано сильное подразделение по оценке рисков, кредитное подразделение с опытными специалистами и высококвалифицированными менеджерами по работе с клиентами, а также большая служба инкассации. Совокупность этих небольших факторов позволила нам в кризис увеличить клиентскую базу, которую теперь мы поддерживаем и развиваем. Как раз сейчас мы получаем эффект от активной работы за предыдущие годы. Конечно, в этом году будет сложнее, ведь многие банки активизировались и конкуренция опять вырастет, но это даже интересно.

Досье

ОАО "МОСКОВСКИЙ КРЕДИТНЫЙ БАНК" (МКБ) работает на российском рынке банковских услуг с 1992 года. Банк предоставляет полный перечень услуг для корпоративных клиентов и для частных лиц, предлагая универсальные продукты и услуги для широкой аудитории, а также разрабатывая специальные программы с учетом индивидуальных потребностей и пожеланий клиентов. МОСКОВСКИЙ КРЕДИТНЫЙ БАНК является участником ведущих ассоциаций и объединений банковского сообщества и обладает всеми необходимыми лицензиями на осуществление банковской деятельности. Открытость бизнеса и устойчивые позиции позволили банку в декабре 2004 года вступить в государственную систему страхования вкладов. Стабильные и надежные позиции банка подтверждают ведущие экспертные издания. 28-е место — ИНТЕРФАКС-100. Банки России. Основные показатели деятельности по размеру активов (тыс. рублей) -III квартал 2010 года. 35-е место — ИНТЕРФАКС-100. Банки России. Основные показатели деятельности по величине капитала (тыс. рублей) — II квартал 2010 года (на 1 июля 2010 года).

НБЖ: В 2010 году собственный капитал банка вырос практически в два раза. Какие средства были привлечены для повышения капитализации банка?

А. НИКОЛАШИН: Действительно, за прошлый год мы значительно увеличили собственный капитал: если на начало года он составлял 10,6 млрд рублей, то к концу года достиг 18 млрд рублей. Для увеличения капитализации банка мы в основном привлекали субординированные займы от нашего акционера. Также мы привлекли субординированный заем от Черноморского банка торговли и развития в размере $20 млн.

В 2011 году мы также намерены последовательно повышать уровень капитализации банка. Наш акционер выразил готовность и дальше участвовать в развитии бизнеса.

НБЖ: В результате предпринятых мер, о которых говорилось выше, банк резко поднялся в рейтинге. И сейчас уже входит в ТОП-30. Планируете ли вы и дальше продвигаться вверх по рейтинговой лестнице?

А. НИКОЛАШИН: В конце 2008-го — начале 2009 года мы подготовили пятилетний план развития банка, в котором, в частности, значилось, что в течение ближайших трех-пяти лет банк должен попасть в ТОП-40, а к 2015 году — в ТОП-30 российских банков. Как выяснилось, на тот момент мы недооценили свои возможности. Уже через год мы были в числе 40, а спустя девять месяцев — 30 крупнейших банков страны. Однако мы не собираемся останавливаться на достигнутом.

Теперь в перспективе двух-трех лет мы рассчитываем попасть уже в ТОП-20. Возможно, что и эту планку мы возьмем раньше, чем планируем.

ВРЕМЯ СОБИРАТЬ ЗАЕМЩИКОВ И ВРЕМЯ ИХ УДЕРЖИВАТЬ

НБЖ: Известно, что сегодня на банковском рынке существует так называемая проблема хорошего заемщика: банки рады предоставить кредит, но предприятий, которые отвечали бы всем требованиям риск-менеджмента, на рынке практически нет. Как вы решаете эту проблему?

А. НИКОЛАШИН: Действительно, дефицит качественных заемщиков сегодня является важной проблемой для банковского сектора. Однако нам удалось предвосхитить ситуацию: в острую фазу кризиса многие банки отказывались от своих заемщиков, закрывали им кредитные линии, мы, наоборот, активно кредитовали как своих клиентов, так и чужих.

Сейчас наш портфель выглядит очень привлекательно. Все знают, что у нас в портфеле всегда было много торговых предприятий. Теперь важным его качеством является то, что он высоко-дифференцирован. Например, нашими клиентами за эти два года стали "Ме-чел", "ОГК-6″, "Мираторг", "Веро-фарм", "Е4″, "Северсталь", "КЭС", "Тула Чермет" и т.д.

Конечно, мы не можем обслуживать весь кредитный портфель таких компаний. На нас приходится лишь небольшая доля средств, которые привлекают перечисленные мной промышленные гиганты. Однако для нашего банка кредиты в 2-2,5 млрд рублей являются достаточно крупными.

Сейчас многие банки начали проводить агрессивную политику по привлечению клиентов, активно наступают госбанки. Тем не менее это обстоятельство нас не пугает. Потому что мы четко понимаем свои преимущества: банк всегда готов быстро предоставить необходимое финансирование. Например, часто компаниям требуются деньги на инвестиционные цели, проектное финансирование. Однако крупный банк не всегда готов кредитовать подобные проекты на начальном этапе из-за высоких рисков.

МКБ может предоставить различные варианты кредитования. При этом мы понимаем, что, как только у заемщика появится возможность перекредитоваться под более низкие проценты, он досрочно погасит задолженность. Однако в течение одного-трех лет, которые он будет работать с нами, мы будем получать хорошие проценты.

В дальнейшем многие из этих компаний становятся пассивообразующи-ми клиентами нашего банка.

НБЖ: Известно, что многие банки, чтобы заполучить крупных заемщиков, кредитуют "в ноль". Приходится ли вам опускать ставки до минимума, чтобы удержать крупного клиента?

А. НИКОЛАШИН: В корпоративном сегменте мы проводим определенную градацию по группам риска. Клиенты, относящиеся к группе с наименьшим риском, могут рассчитывать на минимальную маржу — 1%. С некоторыми заемщиками мы готовы в определенный период работать даже "в ноль" по процентной марже. Однако на выходе нашего сотрудничества все равно должен получаться "плюс", потому что существует еще комиссионный доход, кросс-продажи. Скажу так: мы всегда стараемся оценивать заемщика в комплексе.

НБЖ: Вы "подобрали" тех клиентов, от которых отказались ваши коллеги по цеху. Не столкнулись ли вы потом с неплатежами?

А. НИКОЛАШИН: Помню, что в тот период, когда кредитовать было "немодно", мы решили выйти на рынок с предложениями к компаниям, которые входили в федеральные списки по поддержке государства. Конечно, компании не могли предложить обеспечение, о котором я говорил выше, но при качественной оценке заемщика и правильном структурировании сделок нам удалось избежать невозвратов. Пример тому — сеть аптек "36.6″.

НБЖ: Но известно, что одна из последних крупных компаний, которая столкнулась с финансовыми сложностями -туроператор "Капитал Тур", — также является вашим клиентом. Известно, что вы подали в суд на арест счетов туроператора, так как компания отказалась платить по кредиту и вывела денежные средства из банка.

А. НИКОЛАШИН: "Капитал Тур" должна была погасить кредит 1 ноября 2010 года, однако не сделала этого. Хотя до этого мы неоднократно перекредито-вывали компанию. Мы вели длительные переговоры с руководством "Капитал Тур", с остальными банками-кредиторами о возможных вариантах мирного разрешения ситуации. В частности, я указывал коллегам-банкирам на то, что доля МКБ в кредитном портфеле "Капитал Тур" составляет всего 5% и мы готовы рассматривать различные варианты пролонгации кредитной линии при условии предоставления залогового обеспечения. Однако на наше предложение ответа не последовало, и, более того, компания вывела все денежные средства из банка. Конечно, такие действия мы не могли оставить без внимания. Поэтому мы были вынуждены в судебном порядке наложить арест на счета компании, что произошло 12 ноября 2010 года. Уже 16 ноября мы разблокировали счета и выразили готовность пролонгировать существующий кредит и дать дополнительную ссуду под гарантии или ликвидный залог, т.к. в капитал компании должен был войти ряд крупных инвесторов, но этого не произошло. Да и ситуация оказалась хуже, чем мы предполагали. "Капитал Тур" задолжал не только банкам порядка $50 млн, но и существенную сумму контрагентам.

НБЖ: Вам удалось вернуть долг?

А. НИКОЛАШИН: Сейчас мы постепенно возвращаем деньги. Это достаточно сложный и длительный процесс, потому что у нас не было залога по кредиту. Банк располагает только личным поручительством руководителя. Надеюсь, большую часть средств нам удастся вернуть.

НБЖ: Как вы уже отмечали, на внутреннем рынке усиливается конкуренция за клиентов. Помимо этого недалеко то время, когда откроются внешние рынки. В этом случае многие заемщики могут уйти на Запад за дешевыми иностранными деньгами, досрочно погасив свои кредиты. Таким образом, в банке может образоваться большой объем свободных денег. Готов ли банк к такой ситуации?

А. НИКОЛАШИН: Мы постоянно привлекаем новых клиентов. Если даже учесть, что с госбанками и коммерческими банками, которые находятся на десятки строчек выше нас, МКБ сложно конкурировать, не стоит забывать о том, что после нас в рейтинге находится еще почти тысяча банков. Многие из этих кредитных организаций до сих пор кредитуют своих клиентов под 16% годовых, мы готовы предложить более выгодные условия. Как я уже говорил, тем клиентам, которым становится выгоднее кредитоваться в Сбербанке, мы предлагаем хорошие условия по размещению денег — как вариант сотрудничества. Конечно, так было не всегда. Если посмотреть на динамику изменения нашего портфеля пассивов, то два года назад пассивы по корпоративной базе находились практически на нуле, а сейчас объем средств на счетах юридических лиц.

превышает 27 млрд рублей. За девять месяцев 2010 года объем средств юридических лиц в нашем банке увеличился на 107%.

НБЖ: Центральный банк отмечает, что сегодня банки замещают кредиты покупкой корпоративных ценных бумаг. Используете ли вы этот инструмент?

А. НИКОЛАШИН: Мы достаточно активно работали с ценными бумагами. Портфель ценных бумаг достиг 21 млрд рублей, прирост с начала года составил 26%. Основные вложения осуществлялись в высоколиквидные ценные бумаги, входящие в список ценных бумаг, принимаемых в обеспечение по ломбардным кредитам и кредитам РЕПО Банка России. Основная часть вложений осуществлялась именно в облигации крупных корпоративных клиентов.

Стоит отметить, что в кризис многие банки пошли на фондовый рынок. С одной стороны, кредитные организации боялись идти к заемщикам, так как риски были слишком высоки. С другой стороны, банки получили уникальную возможность заработать. Так, в конце 2008-го — начале 2009 года бумаги резко упали в цене и фактически достигли "дна". Когда рынок начал восстанавливаться, доходность по ним была просто сумасшедшей, и многие кредитные организации кинулись их покупать. Мы, конечно, также работали с ценными бумагами, но старались не "заигрываться" и направляли деньги на развитие бизнеса, а не на фондовый рынок.

НА ДОРОГИЕ ДЕПОЗИТЫ И КЛИЕНТ БЕЖИТ

НБЖ: Известно, что МКБ предлагает одни из самых высоких ставок по вкладам. Какой процентной политики вы придерживаетесь при формировании ставок по депозитам?

А. НИКОЛАШИН: Наши ставки находятся чуть выше среднерыночного уровня. Устанавливая такие высокие ставки, мы руководствуемся тем, что МКБ является коммерческим банком, а потому должен уметь привлекать большой объем денег с рынка, а затем их эффективно размещать.

НБЖ: Не приходилось ли вам получать замечания Центрального банка о ведении рисковой политики?

А. НИКОЛАШИН: Мы стараемся не выходить за определенные регулятором границы. Однако бывают такие ситуации, когда сегодня выходят новые стандарты Центрального банка по допустимому уровню заявленной банками доходности по депозитам, а завтра мы должны уже привести свои программы в соответствие с новыми требованиями. Понятно, что технически реализовать такую рекомендацию за один день практически невозможно. Кроме того, запуская новую программу по вкладам, мы обычно сопровождаем ее рекламной кампанией, которая рассчитана на определенный промежуток времени (например, на два-три месяца). Убрать за один-два дня все щиты с улиц и ликвидировать буклеты мы не можем.

Поэтому иногда у нас не получается достаточно оперативно реагировать на изменение нормативов Центрального банка, и в этом случае мы получаем от территориального управления Центрального банка письменные рекомендации по снижению нерыночной величины процентной ставки с просьбой пояснить свою политику по вкладам. Мы отвечаем, что в данный момент у нас запущена рекламная кампания, после завершения которой мы обещаем внести в свою процентную политику соответствующие изменения. Центральный банк относится к этому с пониманием. У нас был единственный такой случай. Я думаю, что для регулятора все-таки большее значение имеет финансовая устойчивость банка. Хотя в условиях финансовой напряженности отслеживать подобные "перекосы" на рынке, конечно, необходимо.

НБЖ: В Центральном банке и в АСВ отмечают, что длительность вкладов постепенно увеличивается. Замечаете ли вы подобные изменения? Какую долю в портфеле составляют вклады на год и более?

А. НИКОЛАШИН: Начну со статистики. На данный момент вклады сроком более года в нашем портфеле составляют около 15-20% (10,5 млрд рублей). Если же говорить о тенденциях, то я, наоборот, могу отметить, что сейчас клиенты отдают предпочтение коротким вкладам, потому что на небольших сроках банки часто предлагают не менее выгодные условия, чем на длинных. Таким образом, я не могу сказать, что на рынке прослеживается устойчивая динамика роста длинных вкладов. Однако безусловно, банки заинтересованы в том, чтобы граждане размещали свои деньги на длительный срок. В частности, мы разрабатываем новую концепцию, которая позволила бы нам увеличить длину вкладов. Но замечу, что, увеличивая длину депозитов, необходимо действовать очень осторожно. Потому что сейчас еще нет четкого понимания, куда будет двигаться рынок, а брать на себя долгосрочные обязательства очень рискованно. Когда мы предлагаем высокие ставки по вкладам, у нас есть четко разработанная концепция по развитию бизнеса. И мы знаем, куда разместим относительно дорогие деньги, которые сейчас привлекаем с рынка.

МАЛЕНЬКИЙ БИЗНЕС С БОЛЬШИМИ РИСКАМИ

НБЖ: Куда вы размещаете дорогие деньги? Вероятно, в потребкредиты и кредиты МСБ как инструменты с наиболее высокой доходностью?

А. НИКОЛАШИН: Да, дорогие деньги мы в основном направляем в розницу. Для кредитования малого и среднего бизнеса у нас существует несколько альтернативных источников. Например, открыта кредитная линия в ЕБРР, IFC, ЧБТР. Кроме того, мы начали работать с Российским банком развития. То есть у нас есть возможность направлять на кредитование МСБ более дешевые и "длинные" деньги.

НБЖ: Сегодня многие банки устремились в сегмент МСБ, так как он является одним из наиболее доходных. Насколько сложно конкурировать на этом рынке?

А. НИКОЛАШИН: Для эффективной работы в сегменте МСБ банкам необходимо создать специальную платформу. Как вы правильно сказали, банки стремятся получить высокий доход, но более высокий доход предполагает более высокие риски. Нужно понимать, что МСБ — очень своеобразный бизнес: он быстрее всех растет, когда растет рынок, и быстрее всех падает, когда ситуация меняется в негативную сторону. Если не учесть все риски, можно в итоге получить не высокую доходность, а многомиллионные убытки.

В нашем банке создано специальное подразделение по кредитованию МСБ. Привлекая значительные объемы средств на кредитование МСБ, мы точно знаем, как будем развивать это направление бизнеса.

НБЖ: В чем же заключается секрет вашей политики риск-менеджмента?

А. НИКОЛАШИН: Если сформулировать кратко принцип нашей политики риск-менеджмента, то он звучит так: нужно все упрощать. Чтобы упростить процедуру оценки, мы предварительно проводим очень серьезные исследования и анализ рынка, по отраслям и направлениям. Тем самым мы уже понимаем, какие клиенты нам интересны. К сожалению, в двух словах этого не объяснить.

НБЖ: А личное поручительство вы привлекаете?

А. НИКОЛАШИН: В отдельных случаях -да. Тем не менее это условие не является обязательным, потому что, по моему мнению, личное поручительство не дает дополнительной гарантии по кредиту. Как правило, если у владельца МСБ есть какие-то личные активы, то он сам предлагает их в залог, чтобы получить большее количество денег на более длинный срок под низкие проценты.

ОТ АВТОКРЕДИТОВАНИЯ ДО ПОТРЕБКРЕДИТОВАНИЯ

НБЖ: Какие продукты у вас являются основными в рознице?

А. НИКОЛАШИН: Потребительское кредитование, кредитные карты и автокредитование.

НБЖ: Но МКБ всегда раньше активно занимался ипотекой. Она составляла около 60% розничного кредитного портфеля банка. В посткризисный период МКБ также одним из первых вернулся на этот рынок. А сейчас этот продукт, судя по вашим словам, не входит в тройку лидеров.

А. НИКОЛАШИН: Действительно, были времена, когда ипотека составляла 60% нашего розничного портфеля. Сейчас на ипотеку приходится 40% портфеля. В скором времени мы планируем сократить ипотечный портфель до 20%. Сейчас мы стараемся выдавать ипотеку, но только клиентам банка и владельцам МСБ, которые берут кредит на покупку жилья не потому, что испытывают дефицит денежных средств, а потому что не хотят "выдергивать" деньги из бизнеса. Если же говорить о том, что в кризис мы активно продвигали ипотеку, то стоит отметить: относительно ипотечного кредитования, как и всех остальных направлений бизнеса, в кризис мы приняли достаточно смелое решение — выйти на рынок первыми и собрать самых лучших заемщиков. При этом в 2009 году мы предложили клиентам кредиты под 10%, когда все кредитовали под 15%. Этот шаг дал нам важное преимущество в тот период: почти все граждане, которые собирались покупать квартиру в зоне нашего присутствия, выбирали наш банк. Конечно, не все заемщики смогли получить кредит под 10%, т.к. был необходим первоначальный взнос, подтверждение доходов по форме 2НДФЛ и т.д. Поэтому в итоге средняя ставка по кредитам была выше. Также мы получили за счет кросс-продаж дополнительные доходы. Сейчас ипотечный рынок не представляет для нас такого интереса, как раньше, потому что все банки кредитуют под 10%. Высококачественных клиентов или высокую доходность мы получить уже не сможем, а обманывать граждан, обещая кредит под 8% и выдавая под 13%, не хотим. Поэтому мы сосредоточили свою деятельность на потребительском кредитовании. Для того чтобы выйти на этот рынок, мы разработали новую продуктовую линейку, отменили все комиссии, и я думаю, в скором времени банк сможет так же громко заявить о себе в этом сегменте, как еще совсем недавно в ипотеке.

НБЖ: Тем не менее, несмотря на относительно низкую доходность, сегодня многие банки стремятся выйти на ипотечный рынок. Почему вы так резко сменили свое направление? Ведь в ипотеке у вас уже наработан значительный опыт.

А. НИКОЛАШИН: Если перечислить все причины, по которым мы фактически отказались на данный момент от ипотеки, то они таковы: низкая доходность, высокая себестоимость рассмотрения, большие сроки кредитования.

НБЖ: А сколько составляет просрочка по ипотечному портфелю?

А. НИКОЛАШИН: Просрочка составляет меньше 6%. Больше всего в кризис у нас пострадала валютная ипотека, потому что люди много потеряли на курсовой разнице, и загородная недвижимость, которая является достаточно дорогой. Недостроенные объекты заемщики не смогли оперативно реализовать из-за возникших финансовых проблем. Тем не менее образовавшаяся просрочка не обернется для нас потерями, потому что, как только будут урегулированы все юридические вопросы, мы реализуем залоговую недвижимость и компенсируем убытки.

НБЖ: Если раньше вас можно было условно назвать ипотечным банком, то теперь вы переквалифицируетесь в потребительский?

А. НИКОЛАШИН: У банка богатая история. В начале пути МКБ флагманом в продуктовой линейке банка были автокредиты. В этом направлении мы долгое время занимали первые места на рынке. Потом банк вышел на рынок ипотечного кредитования, потому что на тот момент этот продукт показался нам наиболее выигрышным, и в определенный промежуток времени он действительно позволял эффективно работать. Сейчас, мне кажется, мы создали хорошую модель потребительского кредитования. Я думаю, что в следующем году наш розничный портфель увеличится до 35–40 млрд рублей, 60-70% которого будет приходиться на потребительские кредиты.

НЕ ВШИРЬ, А ВГЛУБЬ

НБЖ: В 2008 году вы удивили рынок тем, что закрыли все свои отделения в восьми городах России. Каковы были убытки? Как это решение сказалось на вашей репутации?

А. НИКОЛАШИН: Мы вышли в регионы практически накануне кризиса и, соответственно, не успели выстроить там бизнес и тем более развить его. Поэтому смысла бороться за место на стагнирую-щем рынке не было. Мы не получили бы никакой прибыли, потому что кредитовать было некого, зато через несколько месяцев могли бы списать миллионные убытки. Поэтому нами было принято решение о закрытии всех региональных отделений. Показательно, что рейтинговые агентства Fitch и Moody’s в заключениях по итогам проверки одобрили наш шаг. В кризис региональный бизнес рухнул и, по моему мнению, до сих пор не восстановился. Мы вовремя выбрались из "трясины".

Вернуться на региональный рынок, я думаю, мы всегда успеем. Тем более сейчас можно купить региональный банк со сформированной клиентской базой и сетью отделений. Однако стоит отметить, что в регионы мы пойдем только в том случае, если почувствуем, что в Московском регионе нам стало тесно.

Столица обладает еще очень большим потенциалом для роста. Как я уже отмечал, у нас есть собственная инкассация, которая позволяет нам быть в курсе происходящих на рынке изменений. Например, за прошедший год наши клиенты нарастили свои сети на полторы тысячи точек: если на начало года их было 3200, то сейчас 4600. Для сравнения: в докризисный период количество точек в год увеличивалось примерно на 300. Вероятно, московский бизнес продолжит так же стремительно расти и в наступившем году.

НБЖ: Рассматриваете ли вы возможность привлечения стратегического инвестора?

А. НИКОЛАШИН: Этот вопрос лучше адресовать акционеру, но я думаю, что в перспективе трех-четырех лет это возможно.

НБЖ: По вашему мнению, кризис уже закончился и можно говорить, что в экономике начался ренессанс?

А. НИКОЛАШИН: Несмотря на то что об окончании кризиса еще говорить рано, нынешнюю ситуацию на рынке я оцениваю достаточно позитивно. Потому что сейчас все банки, крупный бизнес, малые и средние предприятия, граждане очень напряженно работают. Известно, что в стрессовой ситуации эффективность деятельности существенно возрастает. Вероятно, в этот непростой для страны период нам удастся осуществить структурные сдвиги в экономике, на которые не хватало сил во времена благополучия и процветания. Хочу в данном случае провести аналогию со своим любимым историческим персонажем — Наполеоном Бонапартом. Император Франции выигрывал все битвы и сражения, располагая армией в несколько раз меньшей, чем у противника, потому что люди отдавали максимум сил, ума и энергии. Надеюсь, что в условиях повышенных рисков и дефицита ликвидности нашей экономике удастся добиться максимально возможной рентабельности бизнеса и построить эффективное производство.

Вероника Сошина