Московский Кредитный Банк
О Банке
Частным лицам
Бизнесу
Финансовым организациям
Инвесторам и акционерам
Инвестиционный бизнес

круглосуточно

Услуги и обслуживание

+7 495 777-4-888

круглосуточно

8 (800) 100-4-888

звонок по России бесплатный

для обращений и претензий

Новости МКБRSS

Интервью Валерия Чулкова для радио «Эхо Москвы»

30.07.2020

А. Голубев - Здравствуйте! У микрофона Алексей Голубев. И я рад приветствовать в студии радиостанции «Эхо Москвы» Валерия Чулкова, председателя совета директоров компании Инкахран. Валерий Владимирович, добрый день!

В. Чулков - Здравствуйте, Алексей!

А. Голубев - У нас есть отличная, на мой взгляд, возможность поговорить сегодня на очень интересную и, главное, актуальную для многих тему, тему денег и в первую очередь наличных денег и рынка инкассации. Валерий Владимирович, мы как-то вот всё реже в повседневной жизни пользуемся наличными деньгами. Есть ощущение, что куда-то они вот уже сквозь пальцы уходят, их совсем в нашей жизни не остаётся. Действительно ли они исчезают окончательно?

В. Чулков - Вы знаете, это очень хороший вопрос. На самом деле всё происходит ровно наоборот. Точнее, вот эта пандемия, она очень интересно повлияла в принципе на наличные деньги. Первое – у нас наличных денег в обращении стало больше. То есть общая масса наличных денег в России по данным Центрального банка на 1 июля составила 12,4 триллиона рублей, и с февраля по июнь выросла на 2,2 триллиона. То есть наоборот — у нас наличных денег стало больше. Фактически это общемировая тенденция, характерная для любого финансового кризиса. То есть в Штатах сейчас в обращении в целом долларов где-то порядка 2 триллиона, и прирост за время пандемии составил + 81 миллиард.

А. Голубев - Так.

В. Чулков - Для сравнения в 2008-9-м году, когда был кризис, у них прирост был 77 миллиардов. То есть на самом деле количество долларов, рублей, евро растёт. А вот вторая тенденция, связанная с тем, что тут наложился общий тренд перехода на безбумажные расчёты, – да?

А. Голубев - Да.

В. Чулков - … безналичные расчёты, значит, вторая тенденция состоит в том, что в торговле процент наличных уменьшается. Ну, наверное, вот все вы ощущаете, что во время пандемии люди перешли на расчёты онлайн или какие-то платежи, – да? – мобильные телефоны, картами и так далее, любые другие виды расчетов, но не наличные. И сейчас мы просто смотрим на ту тенденцию, которая есть. Наличные возвращаются, но не в той мере, как это было до кризиса. А в принципе у нас страна занимает одно из самых передовых мест в плане безналичных расчётов. Наверное, Вы знаете, что по объему операций Apple Pay, Samsung Pay мы одно из первых мест в мире. У нас очень серьезно растёт использование карточек, безналичных платежей, система быстрых платежей и так далее. Вот это всё очень серьезно влияет на соотношение между наличными и безналичными. Но наличные — они вместе с нами. Они остаются с нами.

А. Голубев - Во время пандемии я помню рекомендации врачей, вот первые такие две главные страшилки – это наши смартфоны и наличные деньги, что вот вы должны дезинфицировать каким-то образом смартфоны обязательно, постоянно следить за тем, чтобы они были в чистоте. И деньги. Что деньги могут быть переносчиками коронавируса. Действительно ли наличные деньги переносят заразу? Можно их как-то продезинфицировать?

В. Чулков - Вот с моей точки зрения, это fake news. Проведено очень много исследований, которые показали, что с точки зрения бумажных денег, время сохранения вируса на поверхности существенно меньше, чем на пластике и особенно на металле. На металле он сохраняется гораздо больше. И за всё время не было ни одного подтвержденного случая, что кто-то заразился от того, что взял в руки деньги. А монеты… Там вообще своя тема, потому что в сплавмонет, как правило, входит медь, которая имеет влияние на вот этот коронавирус. По-моему, порядка 95% их убивает просто-напросто.

А. Голубев - То есть монеты сами себя дезинфицируют.

В. Чулков - Ну, практически.

А. Голубев - Так.

В. Чулков - Это тоже очень интересно. Если взять российские рубли, по данным Гознака, чтоб вот мы тоже понимали, ведь производители денег, банкнот, они занимаются защитой банкнот от различных инфекций, бактерий очень давно. Это вообще не связано…

А. Голубев - Ещё до коронавируса.

В. Чулков - Конечно. Это вообще не связано. Мы просто никогда на это не обращали внимание. То есть на самом деле, наш Гознак в 2006 году запатентовал технологию совместно с Институтом микробиологии, эпидемиологии Академии медицинских наук нашей страны, и они вносят специальный субстрат в бумагу, которую потом используют для печатания денег. И этот субстрат позволяет ликвидировать микроорганизмы, которые живут на наших банкнотах, причем он сохраняет своё действие, если не ошибаюсь, в течение 5 лет. То есть на самом деле…

А. Голубев - Да, повезло. Всю… всю жизнь бумажки…

В. Чулков - Да. Конечно. О чем и речь. Что на самом деле наши деньги очень серьезно защищены от всех этих бактерий. И это сделано было за много десятилетий до того, как появился коронавирус. Разговор о том, что надо что-то дезинфицировать… не надо ничего дезинфицировать. Поэтому все эти сообщения или публикации в СМИ различных, что надо спиртом протирать, ещё что-то делать…

А. Голубев - Да, да.

В. Чулков - … это всё fake news.

А. Голубев - И многие, кстати, с этим так делали. Я напомню, что в эфире радиостанции «Эхо Москвы» Валерий Чулков, председатель совета директоров компании Инкахран. Валерий Владимирович, Вы уже упомянули про монеты. Что с монетами будет? Я тоже уже не помню, когда вот эти вот копеечки я в магазинах получал или отдавал кому-то, за что-то платил. Сейчас даже в торговых центрах ставят специальные терминалы, можем туда привезти, всё это сдать, и тебе на счёт перечислят вот эту сумму.

В. Чулков - Да, совершенно верно.

А. Голубев - Что будет с монетами? Они нужны нам?

В. Чулков - Ну, это хороший вопрос. Во-первых, копейки уже не печатают. Сейчас на текущий момент времени Гознак печатает только рубли. Понимаете, ситуация такая: для предприятия розничной торговли очень важно иметь сдачу. Вы приходите в магазин… Как мы уже говорили, достаточно большой процент населения продолжает рассчитываться наличными.

А. Голубев - Да.

В. Чулков - Есть люди, которые в принципе в силу поведенческих предпочтений не очень доверяют безналичным расчётам. Есть регионы нашей страны, где достаточно сложно организовать безналичные расчёты. Ну, их становится все меньше и меньше, но тем не менее преимущества наличных денег – их примут у вас в любой обстановке. Соответственно, и здесь нужна монета. И в принципе это достаточно серьезная проблема, с которой мы работаем… Я же являюсь ещё председателем комитета по налично-денежного обращению при Ассоциации банков России. Вот мы обсуждаем и с регуляторами, и с банками, и с ритейлерами, как нам организовать эту работу. Созданы монетные площадки, где банки между собой могут обмениваться монетами, потому что очень много зависит от регионов. В одном регионе много монет, в другом нет. В банках, допустим, в Москве есть клиенты, которые постоянно сдают выручку, и есть монеты. У кого-то нет. Ритейлерам нужен размен. То есть это целый такой огромный круговорот при том, что монета в отличие от банкнот, она же весит. Это же тонны. То есть в кассовом центре люди перемещают ежедневно несколько тонн монет.

А. Голубев - Вот на фоне всех этих процессов, о которых Вы интересно рассказываете, что происходит вообще с рынком инкассации? Какие есть сегодня основные какие-то тенденции? Как он меняется?

В. Чулков - У нас, естественно, рынок развивается, поскольку есть потребности у наших клиентов в первую очередь, с точки зрения дальнейшей автоматизации, работы с наличными. В частности, очень бурно развиваются технологии различной самоинкассации. Это и использование банкоматов с функцией ресайклинга, когда могут в том числе клиенты особенно малого бизнеса вносить деньги, которые сразу зачисляются на их карту. Это технология автоматизированных депозитных машин. Это сейфы, которые дают возможность оптимизировать работу с наличными для ритейла в первую очередь. Дальше есть такая технология как применение специальных контейнеров при инкассации. То есть когда в контейнер встроен баллончик с несмываемой краской, и случае если происходит несанкционированное вскрытие, то банкноты закрашиваются, и их уже невозможно использовать. Это позволяет инкассаторским компаниям сэкономить на доставке денег, потому что не требует дополнительной защиты.

А. Голубев - Валерий Владимирович, у меня, наверное, последний вопрос остался. У нас современные компании вообще по всему миру стараются не ограничиваться одним каким-то своим продуктам и создают такие целые свои маленькие вселенные. Это называют экосистемы под собственным брендом. У Инкахрана есть какие-то такие подобные планы?

В. Чулков - Я вообще сторонник использовать такой термин как «экосистема» налично-денежного обращения, потому что в принципе для понимания — в наличном денежном обращении в нашей стране работают миллионы людей. Что здесь важно? Здесь, конечно, очень большой вопрос, и мы сейчас над этим работаем — это сделать компанию Инкахран не просто перевозчиком, а именно сделать платформу для налично-денежного обращения и для обслуживания наших клиентов, в первую очередь, банков. Мы рассматриваем банки как наших основных клиентов. То есть мы говорим о том, что мы готовы управлять оборотом наличных, это так называемый кэш-менеджмент. Это техническая поддержка банкоматов, терминалов. Это предоставление различных ещё дополнительных услуг для банков в первую очередь, и через них уже для клиентов банка как физических, так и юридических лиц. И в принципе трансформация рынка, конечно, требует консолидации отрасли, требует компетенций. А компетенции, они как раз сосредоточены вот в таких специализированных компаниях как Инкахран.

А. Голубев - Валерий Владимирович, спасибо Вам за этот разговор, за какие-то интересные приведенные факты. У нас в студии был Валерий Чулков, председатель совета директоров компании Инкахран. Спасибо. Всего доброго!

В. Чулков - Спасибо, Алексей.