Московский Кредитный Банк
EN
О Банке
Частным лицам
Бизнесу
Финансовым организациям
Инвесторам и акционерам
Инвестиционный бизнес

круглосуточно

Интернет-банк

+7 495 777-4-888

круглосуточно

8 (800) 100-4-888

звонок по России бесплатный

для обращений и претензий

Пресса о банке

«Ведомости» (№229, 15 декабря 2003 года). «Банки испыт

15.12.2003

«Надейся на лучшее, но готовься к худшему» - вот принцип, который ЦБ хочет видеть в основе работы банков. Несмотря на блестящие результаты последних лет, регулятор требует от своих подопечных задуматься о том, какие риски они на себя принимают и что будет, если они реализуются. Центробанк разработал для банков рекомендации, как смоделировать наступление худшего, и собирается сделать такое стресс-тестирование обязательным.

Под угрозой треть активов

Сам ЦБ уже провел стресс-тестирование сектора, оценив возможные последствия ухудшения экономической ситуации для 200 крупнейших банков. Результаты впечатляют: в экстремальной ситуации многие банки могут потерять лицензию, а сектор - до трети активов и капитала. Основное внимание уделялось кредитному риску (невыполнение обязательств заемщиками) - наиболее значимому во всех банковских системах мира, пояснил «Ведомостям» директор департамента банковского регулирования и надзора ЦБ Алексей Симановский.

Источником проблем ЦБ выбрал падение цен на нефть, а с ним и курса рубля к доллару на 50% (пессимистический сценарий) и на 100% (экстремальный). По оценке ЦБ, это «не приведет к системному кризису», но «совокупные потери» будут существенными, а большая часть из них придется на кредитный риск: 93% падения капитала системы при пессимистическом сценарии и 64% - при экстремальном.

Падение цен на энергоносители - основной потенциальный фактор макроэкономической нестабильности, но на банки он влияет по-разному, например, если банк кредитует малый бизнес или сельское хозяйство, этот риск может и не иметь «судьбоносного значения», отмечает Симановский. «Банки должны проводить стресс-анализ применительно к собственным рискам и особенностям деятельности и учитывать наиболее неблагоприятные для него сценарии», - поясняет он. Дать алгоритм теста невозможно, поскольку нет банков с одинаковыми рисками. Поэтому в обнародованных на днях рекомендациях ЦБ прописал лишь общие подходы к стресс-тестированию - т.е. «оценке потенциального воздействия» на финансовое состояние банков «изменений в факторах риска, которые соответствуют исключительным, но вероятным событиям».

План пожарных мероприятий

ЦБ считает целью стресс-тестирования не только оценку максимально возможных потерь, но и выработку плана действий на случай, если худший вариант все же наступит. Этот план с указанием источников компенсации потерь капитала и/или ликвидности надо согласовать с владельцами банка. «Это как схема эвакуации при пожаре: его вероятность невелика, но схема должна быть, потому что при возгорании не время раздумывать, куда лучше бежать», - говорит Симановский. По его мнению, стресс-тестирование «должен делать каждый банк». Но пока до этого далеко.

ЦБ опросил восемь своих теруправлений, включая курирующее около половины всех банков московское. Оказалось, что из 127 крупных банков стресс-тестирование проводят только 38 (30%), а «достаточно профессионально» - лишь несколько, сетует Симановский. Нормативные документы ЦБ пока не предусматривают оценку качества риск-менеджмента банков. Симановский обещает скоро исправить ситуацию, сделав одним из критериев оценки работы банка качество управления, в частности проведение стресс-тестирования. «И это будут уже не рекомендации, а требования», - предупреждает он.

Не всем по карману

Банкиры отнеслись к этим планам с пониманием. В восьми банках «Ведомостям» заявили, что проводят стресс-тестирование (Сбербанк отказался отвечать на запрос). Вице-президент Ситибанка Наталья Николаева уверена: для нормальной работы универсального банка это необходимо. «При не очень устойчивой экономике стресс-тестирование очень актуально, поскольку позволяет просчитывать все неожиданные комбинации факторов, влияющих на бизнес, выявляет зависимость между ними», - говорит директор по управлению рисками Альфа-банка Филипп Гальперин. По мнению его коллеги из «Траста» Алексея Сазонова, стресс-тестирование актуально для наших банков из-за «высокой волатильности финансовых рынков» и важно для тех, кто планирует активно развивать бизнес и наращивать капитализацию.

Начальник департамента банковских продуктов МДМ-банка Андрей Савельев считает, что в первую очередь стресс-тестирование нужно небольшим банкам, внутренние ресурсы которых, как и их владельцев, ограниченны. А вот для западных «дочек» и банков, аффилированных с «денежными» российскими акционерами из числа крупнейших компаний, «это менее острая необходимость», так как они смогут получить поддержку акционеров. История кризиса 1998 г. подтверждает этот вывод лишь отчасти: западные финансовые гиганты быстро капитализировали свои пострадавшие от дефолта и девальвации российские «дочки», а вот большинство российских ФПГ предпочли обанкротить свои банки, а их активы перевести в бридж-банки.

По мнению члена правления ММБ Дмитрия Мохначева, стресс-тестирование не обязательно проводить всем - это дорогое удовольствие, не каждому по карману и для мелких банков даже опасно: они могут так «увлечься», что потратят на него весь свой заработок. В Альфа-банке также считают, что маленькие банки не могут проводить стресс-тестирование. К тому же любой стресс-тест носит субъективный характер, а насколько банк устойчив, показывает только практика, отмечает Сазонов из «Траста». Пока для России стресс-тестирование имеет больше теоретическое, чем практическое значение, соглашается Мохначев из ММБ: «Россия только перешла в рыночную экономику, и здесь апробированных моделей нет, поэтому точно просчитать вероятный результат невозможно».

Прорвемся?

Впрочем, Василий Балабанов, начальник службы внутреннего контроля среднего по размерам Уралвнешторгбанка, считает стресс-тестирование актуальным для всех банков, если только не внедрять единую методику для всех: «Для одних банков основной риск - разногласия между акционерами, для других - состояние фондового рынка и т.д.».

ЦБ учел это в рекомендациях банкам: они достаточно общие и позволяют банкам самим определять для себя основные риски. ЦБ советует проводить анализ как по отдельным составляющим активов, так и по балансу в целом, делать это регулярно, обновляя параметры стресс-тестов по мере изменения конъюнктуры и основных рисков. А главное - помнить, что сейчас основной риск - кредитный. После него среди «измеряемых» рисков существенное значение имеет рыночный, а в его рамках - валютный и процентный риски, считают в ЦБ. «Если несколько лет назад у нас значительным был валютный риск, обусловленный нестабильным курсом рубля, то сейчас все большее значение приобретает процентный риск (несовпадение динамики или направлений движения ставок по привлечению и размещению средств), - говорит Симановский. - Если банки продолжат наращивать операции на рынке ценных бумаг, то возрастет и фондовый риск».

Банкиры в основном согласны с ЦБ (см. врезку), почти все регулярно проводят стресс-тесты, знают свои основные риски и имеют план «пожарных» мероприятий. Правда, поделиться итогами анализа и рассказать про возможные потери решили не все. А сделавшие это были единодушны: при разнообразии основных рисков и экстремальных сценариев финансисты уверяют, что для них последствия «не фатальны», а возможные потери «имеют отсроченный эффект действия». Возможно, поэтому они и были столь откровенны?

Факторы риска

Альфа-банк счел экстремальными сценариями резкие изменения цены на нефть и курса рубля к доллару. Самыми негативными оказались последствия падения цен на нефть. А вот «Траст» видит опасность в изменении процентных ставок, котировок валют и ценных бумаг, поскольку «для инвестбанка основным риском является рыночный». Московский кредитный банк главным риском счел кредитный, а кроме него - макроэкономические (изменение курсов валют, процентных ставок и политических факторов). В Уралвнешторгбанке назвали потерю ликвидности из-за «непланируемого оттока пассивов, прежде всего межбанковских кредитов и вкладов населения при наступлении кризисной ситуации», и связанные с этим «финансовые потери от реализации активов с убытками». Основные риски для ММБ - валютный, процентный и макроэкономический, прежде всего изменение цены на нефть. Также банк учитывает риск падения ликвидности из-за оттока частных вкладов из сектора: поэтому ММБ разместил существенную часть активов в западных банках на очень короткие сроки. МДМ-банк основную опасность видит в кризисе на рынках МБК и ценных бумаг (резкое падение котировок и потеря ликвидности в некоторых секторах). Дополнительной угрозой банк считает падение курса рубля из-за «паники на валютном рынке».

Светлана Петрова