Московский Кредитный Банк
О Банке
Частным лицам
Бизнесу
Финансовым организациям
Инвесторам и акционерам
Инвестиционный бизнес

круглосуточно

+7 495 777-4-888

круглосуточно

8 (800) 100-4-888

звонок по России бесплатный

для обращений и претензий

Пресса о банке

Журнал "Финанс" (Москва, 15 Марта 2010) Роман Авдеев: "Банки стали меньше морочить клиенту голову"

15.03.2010

Автор: Беседовал Константин Фрумкин

Владелец и президент Московского кредитного банка Роман Авдеев (№ 206 в рейтинге миллиардеров с оценкой состояния в 11,8 млрд рублей) уверен, что банкам пора возобновлять заимствования на зарубежных рынках. А вот начинать региональную экспансию еще рано.

Роман Иванович, насколько в реальности велики проблемы с фондировнием банков?

— Центробанк и Правительство залили рынок деньгами и проблем с фондированием ни у кого не было. Другое дело, были проблемы с ценой фондирования, и они остаются в настоящий момент главными. Ресурсы, в том числе и предоставляемые государством, зачастую дороговаты. Например, наш банк раньше пользовался деньгами ЦБ, но сейчас у нас задолженность перед ним по всем инструментам — ноль. Это просто дорого. И это как раз адекватная позиция ЦБ. То есть Центробанк говорит: если вам очень нужны деньги — пожалуйста, берите у нас, но задорого. Сейчас наше внимание вновь обращается на международные финансовые рынки. Ни для кого не секрет, что деньги там дешевле.

Дешевле-то дешевле, но доступны ли они?

— Во время кризиса — ЕБРР и IFC увеличили лимиты для нашего банка. Сейчас мы готовимся к привлечению международного синдицированного кредита и выпуску евробондов. Конечно, здесь огромную роль играют валютные риски, и поэтому источники фондирования должны быть тоже диверсифицированы. У банка имеется три основных вида финансовых средств: зарубежные деньги, деньги частных вкладчиков и деньги корпоративного сектора — с публичных рынков и от корпоративных клиентов. Было бы идеально, чтобы от каждого источника брать примерно треть общей суммы привлеченных средств, и в реальности мы действительно близки к этому "идеальному" распределению. Хотя из-за кризиса, из-за проблем на Западе мы долю "физиков" увеличили примерно до 40%.

То есть, сейчас перед вами стоит задача восстановить долю иностранных источников?

— Безусловно! Рынок развивается так, что мы придем к иностранным деньгам, хотя здесь тоже важно не зарываться.

В числе сильных сторон вашего банка до кризиса называли развитые связи с торговыми сетями и мощную службу инкассации. Что-нибудь изменилось?

— Торговля — по-прежнему наш приоритетный сектор, но банк интенсивно растет, мы вынуждены расширяться. Среди наших клиентов появились различные системообразующие государственные предприятия, ряд крупнейших в своих отраслях компаний таких, как ОГК-6, "Мечел", "Северсталь", "Мироторг", "ИнтерРАО", "Евразия", "Юнимилк", "Эконива". Мы не связаны ни с какими государственными группами, не лоббируем ничьи интересы, не занимаемся политикой.

В те времена все "ошеломленно" росли и меньше всего обращали внимание на риски, казалось, что наш акцент на них излишен, но теперь стало ясно, что мы были правы, и в последнее время эту часть бизнеса мы еще в большей степени усилили.

НАША СПЕЦИАЛЬНОСТЬ — РИСКИ

В чем это заключается?

— Прежде всего, мы увеличили количество и качество персонала, занимающегося риск-менеджментом.

Мы изменили организационную структуру, и все вопросы рисков напрямую замкнули на председателя правления. И на другом уровне — в совете директоров — мы тоже уделяем рискам очень большое внимание, наняли независимого директора, который раньше работал в KPMG и занимался там рисками. Это очень опытный человек. Ведь, в сущности, банк только тем и занимается, что управляет рисками, все остальное — техника.

Именно благодаря вниманию к рискам, нам даже в период кризиса удалось наращивать кредитный портфель. Просрочка по МСФО у нас сохраняется на уровне до 3%. Это значительно меньше, чем у конкурентов, и дает нам возможность дальше расти.

Обратите внимание: именно потому, что мы все время обращаем внимание на риски, у нас имеется возможность наращивать кредитный портфель.

МАЛЫЙ БИЗНЕС СТАЛ МЕНЬШЕ

А как изменилась структура портфеля?

— Средний размер заемщика вырос, поскольку малого и среднего бизнеса стало меньше. Но во время кризиса это у всех произошло. Малый бизнес — это сектор, который наиболее подвержен негативным влияниям кризиса. Если уменьшается его доля в экономике, то, разумеется, она уменьшается и в нашем кредитном портфеле. Быстрее корпоративного у нас растет портфель кредитов физическим лицам, хотя и не так быстро, как хотелось бы. В розничном секторе три основных направления: потребительские кредиты, кредиты под залог автомобилей и ипотека. Три этих сегмента развиваются, и лучше, чтобы на каждый из них приходилась бы треть портфеля, хотя в реальности ипотека растет быстрее — поскольку этот рынок менее рискованный.

КТО ВЫБИРАЕТ КЛИЕНТОВ

— Секрет в том, что кто дает лучшие условия — тот может выбирать клиентов. Ведь хороший клиент, у которого есть высокие доходы, он может получить кредит где угодно. Он выбирает того, кто даст ему лучшие условия.

МЫ ПРОДАЕМ ОДНОРОДНЫЙ ПРОДУКТ

Судя по всему, основная конкуренция между банками — ценовая?

— Конечно. А кто хочет покупать по высоким ценам? Мы все продаем одно и тоже — деньги. Если супермаркеты продают колбасу разных сортов и в разных упаковках, то мы продаем один однородный продукт.

БАНКИ СТАЛИ БОЛЕЕ ВМЕНЯЕМЫ

В то же время вы в числе банков, которые понижают проценты по частным вкладам...

— А есть такие, которые повышают? Это тенденция рынка. Сперва, когда рынок шел "вверх", мы увеличивали проценты, и все говорили: "Ой, что вы делаете? Вы же повышаете рыночный уровень ставок ". У нас, безусловно, ставки выше, чем в государственных банках, мы должны поддерживать с ними определенную "дистанцию", но сейчас рынок идет "вниз" и мы идем с ним.

— Часто читаю, что из-за кризиса уменьшилось общее количество предлагаемых банками продуктов и услуг, банковский ассортимент упростился, банки сосредоточились на немногих базовых услугах...

— То есть, попросту говоря, банки стали меньше морочить клиенту голову. Эта общая тенденция рынка: банки стали более вменяемы, поскольку растет конкуренция. Если клиент не понимает продукта — ему уже нельзя продать, и это держит нас в тонусе. Здесь также велика роль регулятора, запретившего скрытые комиссии. Важно, что стоимость привлечения клиентов в рознице растет.

При наших бюджетах на рекламу мы не можем себе позволить, чтобы клиенты от нас уходили, здесь ключевое слово — это кросс-продажи. Если клиент пришел — он должен обслуживаться по полной программе.

ВОПРОС НОМЕР ОДИН

В отличие от многих банков вы не уменьшали своих расходов на рекламу...

— Мы их увеличили. В кризис вопросы рекламы, вопросы своего позиционирования на рынке — это вопрос номер один. Здесь наша задача была на разных этапах разная. Когда мы давали рекламу о ставках по вкладам — мы привлекали вкладчиков. У нас была также большая рекламная кампания по ипотечным кредитам, по корпоративному бизнесу, по кредитам под инкассированную выручку.

Все это нужно, прежде всего для того, чтобы рынок знал, что мы делаем, и адекватно нас воспринимал. К тому же кризис еще не закончился, и потребительский спрос, на мой взгляд, пока еще идет вниз, а не вверх. Поэтому и в нынешнем году мы очень активны на рекламном рынке, мы увеличили бюджет на рекламу.

— Во время кризиса вы приняли решение закрыть свои отделения за пределами Московского региона. Не пора ли вернуться "в провинцию"?

— Регионы — это хорошо, но сейчас выигрывает тот, кто не разбрасывается. Мы концентрируемся в Москве и Московской области. Перед самым кризисом у нас были офисы в Центральном федеральном округе, но мы приняли решение их закрыть.

Здесь математика очень простая: у нас в региональных филиалах до кризиса было меньше 1% бизнеса, и примерно 20% головной боли. Перед тем как закрывать филиалы, мы много дискутировали, но сейчас это решение представляется абсолютно правильным. Мы опять посматриваем на регионы, но в этом или следующем году не собираемся открывать там филиалы.

МАКСИМАЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ МОШЕННИКОВ

А нужно ли физически присутствовать в регионе, чтобы обслуживать местных клиентов?

— Чтобы кредитовать местные предприятия, это абсолютно не нужно. А развивать розничный бизнес без этого невозможно. Между тем, мы рассчитываем, чтобы хотя бы 30% кредитного портфеля пришлось на розницу. Без региональной экспансии этой цифры достичь невозможно, но для этого нужны годы. В регионах, чем они и привлекательны прежде всего, меньше мошенников. Зато в Москве наблюдается их максимальная концентрация.

Как вы относитесь к мнению, что дистанционные методы обслуживания могут затормозить развитие филиальной сети?

— Не думаю. Потребители все-таки хотят видеть банк, чтобы он был в доступности, туда можно было прийти, на него посмотреть. Но банковское обслуживание сегодня не может существовать без самого совершенного технического обеспечения и оборудования, например терминалов, которых мы по Москве уже установили более тысячи.

И ВСЕ РАССЛАБИЛИСЬ

Что, по вашему мнению, произойдет с кредитованием реального сектора, с его условиями в 2010 году?

— Сроки кредитования будут удлиняться, стоимость падать. Но конкретные цифры будут зависеть от инфляции и от действий Центрального банка. К сожалению, внутренняя инфляция очень сильно зависит от внешних факторов, которые ни правительство, ни ЦБ не регулируют. Если инфляция будет сохраняться на таком же уровне, то высокая стоимость кредитов будет сохраняться довольно долго.

Но наша экономика выходит из кризиса?

— Экономика по-прежнему зависит от сырья, от цены на нефть, и внутренний уровень конкурентоспособности российской экономики не очень высокий. В кризис все это очень ярко проявилось. Теперь цена на нефть пошла вверх, все временно стабилизировалось и все расслабились — до следующего толчка.

Роман Авдеев

Родился

17 июля 1968 года в г. Одинцово Московской области.

Образование:

Московский международный университет бизнеса и информационных технологий (1994),

Липецкий государственный технический университет (1996).

Опыт работы:

2008 — н. в. — президент Московского кредитного банка.

1995 — 2008 — председатель наблюдательного совета Московского кредитного банка.

1994 — 1995 — первый заместитель председателя правления Московского кредитного банка.

1991 — 1994 — директор компании "Вела".

Семейное положение: женат, воспитывает 20 собственных и усыновленных детей.

Хобби: лыжи, чтение книг, философия, йога.

Московский кредитный банк Основан в 1992 году. Работающие активы на 01.02.2010 — 86,4 млрд рублей (41-е место) Капитал на 01.02.2010 — 10,6 млрд рублей Балансовая прибыль по итогам 2009-го — 1,3 млрд рублей

Игорь Буланцев: "Я не вижу в реструктуризации кредита ничего плохого":

finansmag.ru/ interview/211

1 Высоколиквидные активы (4,94) 2 Выданные МБК (1,74) 3 Вложения в ценные бумаги и векселя (25,42) 4 Кредиты физлицам (11,76) 5 Кредиты предприятиям и организациям (53,05) 6 Прочие активы (3,10)

1  Средства частных лиц (44,68) 2 Средства предприятий и организаций (18,99) 3 Привлеченные МБК (17,78) 4 Выпущенные ценные бумаги (18,25) 5 Прочие обязательства (0,30)

Беседовал Константин Фрумкин